filmgourmand

Category:

Юбилей Спартака

6 октября 1960-го года, ровно 60 лет назад, в Нью-Йорке состоялась премьера фильма Стэнли Кубрика "Спартак".

Когда я учился в 3-м классе, я прочитал роман Джованьоли "Спартак", написанный еще в 1874-м году. Роман настолько запал в душу, что даже в наших мальчишеских драках я старался применять "тактику Горациев против Куриациев", которую использовал Спартак, будучи ещё гладиатором. И какова же была моя радость, когда примерно полгода спустя на экраны советских кинотеатров вышел фильм "Спартак". Естественно, мы с пацанами пошли его смотреть, тем более, что я им пересказал содержание романа и тем самым прорекламировал фильм. Честно говоря, поначалу я был немного обескуражен: действие в фильме отличалось от описанного в романе, не было многих героев, в частности, Валерии, и т.д. Но пацанам фильм понравился: боев на мечах было предостаточно, а что ещё нужно 10-летним мальчишкам.

Уже гораздо позже, будучи совершенно взрослым, я выяснил, что литературной основой фильма был совсем другой роман, хотя и с тем же названием. Роман Говарда Фаста, американского писателя левых убеждений, несколько лет состоявшего в Коммунистической партии, за что, фактически, в 1950-м году угодил на 3 месяца в тюрьму, где и начал писать роман. Роман был опубликован в 1951-м году, а в 1953-м году Говард Фаст за этот роман был удостоен Сталинской премии. Несколько лет после этого Фаст был самым издаваемым американским писателем в Советском Союзе. Правда, в 1956-м году в знак протеста против введения советских войск в Венгрию писатель вышел из компартии, за что мгновенно оказался в списке, если и не запрещённых, писателей, то, как минимум, не издаваемых. Следующая его публикация в нашей стране появилась только в конце 90-х годов прошлого века. 

Сценарий фильма "Спартак" по роману Фаста написал другой "фигурант Чёрного списка Голливуда" - Далтон Трамбо, так же, как Фаст, отсидевший год в тюрьме за свои политические и нравственные убеждения и более 10 лет вынужденный вести в США полулегальное существование: жить в стране ему было можно, а вот его имя упоминать было нельзя. Фильм "Спартак" стал для Трамбо определённого рода рубежом: впервые с 1947-го года он достиг соглашения с продюсерами, что его имя открыто будет указано в титрах. Правда, тем же соглашением предусматривалось, что Трамбо напишет сценарий всего за две недели, поскольку кинокомпания Universal Pictures и лично Кирк Дуглас горели желанием опередить запуск производства фильма о Спартаке, который запланировала другая кинокомпания - Alciona Productions.

Инициатором создания фильма выступил Кирк Дуглас. Вообще-то, он горел желанием сыграть главную роль в фильме "Бен-Гур" Уильяма Уайлера. Но Уайлер предложил ему лишь второстепенную, по мнению Дугласа, роль. И тогда он все силы положил на то, чтобы сделать фильм из истории Древнего Рима и сыграть в нем главную роль. Впоследствии Дуглас признавался, что это его уязвлённое стремление "утереть нос" Уайлеру выглядело очень по-детски, по принципу "я вам ещё покажу".

Впрочем, в тот момент Дугласу было мало даже того, что играл главную роль. Ему надо было, чтобы второстепенные и даже эпизодические роли в "его" фильме играли достаточно известные актёры. С этой целью он каждому актёру предлагал ознакомиться с отдельным вариантом сценария, в котором предлагаемая актёру роль выглядела довольно солидно. А писать все эти варианты приходилось Далтону Трамбо.

В конце концов, терпение Трамбо лопнуло, и он отказался писать бесчисленное количество вариантов сценария. А Кирк Дуглас пригрозил расторжением соглашения об упоминании имени Трамбо в титрах. (Впрочем, многие полагали, что эти разногласия Дуглас использовал лишь как повод не указывать имя опального сценариста в титрах, поскольку очень боялся навредить своей собственной кинокарьере.) Но об этом узнал Отто Преминджер. И предложил Далтону Трамбо написать сценарий для задуманного им фильма "Исход" с условием, что имя Трамбо будет-таки указано в титрах. После этого угрозы Дугласа для Трамбо стали не такими уж существенными. Как следствие, в период с октября по декабрь 1960-го года на экраны американских кинотеатров вышли два фильма, в титрах которых открыто было указано имя опального сценариста. И это считается концом действия "Чёрного списка Голливуда" и началом конца эпохи "маккартизма" в целом.

Однако, сторонники Маккарти так просто не сдались. Из-за упоминания имени Трамбо в титрах лидер правого крыла в Голливуде, актёр Джон Уэйн, прославившийся ролями в вестернах, посмотрев фильм на предварительном просмотре в Нью-Йоркском Театре ДеМилля 22 сентября 1960-го года, ещё до выхода фильма на экраны назвал фильм "марксистской пропагандой". И это при том, что ещё до выхода фильма на экраны кинокомпания Universal Pictures вырезала из фильма большое количество сцен, которые сочла пронизанными коммунистическими или подрывными идеями. Однако, была сохранена одна из финальных сцен фильма, получившая название "Я- Спартак". В ней, как известно, римляне, взявшие в плен воинов армии Спартака, требуют выдать предводителя, за что выдавшему обещается сохранение жизни. В реальной истории ничего подобного не было. Говард Фаст и Далтон Трамбо просто провели прямую параллель со слушаниями Комиссии по расследованию анти-американской деятельности, которая точно так же требовала от них выдать единомышленников. И эта сцена, значение которой которой было абсолютно понятно всем, просто бесила выразителей маккартистских настроений. Между прочим, Стэнли Кубрик был против того, чтобы снимать эту сцену, но настоял Кирк Дуглас.

Характеристика фильма, прозвучавшая из уст актёра, считавшегося национальным символом США, спровоцировала кампанию освистывания и пикетирования фильма людьми антикоммунистических убеждений. Особенно буйствовала католическая организация "Национальный легион приличия". Эта кампания породила реальный риск провала фильма в прокате. Однако Джон Кеннеди, незадолго до этого избранный на пост президента США, посмотрев фильм, назвал его очень хорошей картиной и тем самым спас от освистывания и провала.   

Далтон Трамбо был не единственным членом съемочной группы, с которым у Дугласа были серьёзные трения. Первоначальным режиссёром фильма был Энтони Манн. Но и с ним Дуглас разругался. И не просто разругался, а уволил. Позднее Дуглас объяснял причину увольнения Манна тем, что тот был слишком послушен звёздам, занятым в фильме. (Сам же Дуглас этих звёзд и набрал.) После этого позиция режиссёра была предложена Дэвиду Лину, но он отказался. Следующим кандидатом на замену был Лоуренс Оливье. Но у него была крупная роль в этом фильме, и он, боясь не справиться, тоже отказался. И тогда режиссёрский пульт был предложен Стэнли Кубрику.

Выбор пал на Кубрика потому, что за три года до "Спартака" они с Дугласом весьма успешно и плодотворно сотрудничали на съемках фильма "Тропы славы". Однако, на "Спартаке" сотрудничество этих двух великих кинематографистов сопровождалось бурными скандалами. Скандалы были настолько бурными, что по окончании съемок оба отправились лечить нервы к психотерапевтам. А Дуглас впоследствии открыто сожалел, что уволил Манна.

Для Кубрика главной проблемой было то, что он подключился к работе над фильмом тогда, когда сценарий был уже завершён, и он не мог внести в него никаких изменений. По мнению Кубрика, сценарий фильма был наполнен пафосного морализаторства. Именно поэтому, несмотря на успех фильма во многих отношениях, Стэнли Кубрик никогда не называл его в числе своих лучших работ. Более того, он фактически отказался от этого фильма. И именно поэтому в дальнейшем Кубрик соглашался снимать фильмы только при условии, что он полностью контролирует все аспекты создания фильма, включая разработку сценария.

Как бы то ни было, через три месяца после премьеры фильм "Спартак" Стэнли Кубрика получил 6 номинаций на премию Золотой Глобус, из которых выиграл одну, но зату самую главную - Лучший фильм. В номинации Лучший режиссёр Голливудская ассоциация иностранной прессы работе Стэнли Кубрика предпочла работу Джека Кардиффа в фильме "Сыновья и любовники".

Вскоре после распределения Золотых Глобусов началось распределение Оскаров. Здесь "Спартак" получил тоже 6 номинаций, но все во второстепенных категориях. И выиграл 4 из них.

В Европе фильм Стэнли Кубрика был отмечен только номинацией Лучший фильм любого происхождения на британскую премию БАФТА. Но Британскими киноакадемиками предпочтение было отдано фильму Билли Уайлдера "Квартира". Правда, и конкуренция была жуткая: "Хиросима, моя любовь" Алена Рене, "Пожнёшь бурю" Стэнли Крамера, "Приключение" Микеланджело Антониони, "Сладкая жизнь" Федерико Феллини, "400 ударов" Франсуа Трюффо и другие.

Отзывы кинокритиков на фильм "Спартак" были довольно сдержанными. Едкий и брюзгливый кинообозреватель The New York Times Босли Кроузер не преминул излить в своей рецензии немало желчи на этот фильм. "Этот фильм - современный кинематографический разворот пышной и задорной речи школьника. Весь он наполнен патриотическим рвением, кровавыми трагедиями, множеством романтических бредней и исторических неточностей. Да, он почти соответствует вкусу похотливого школьника. ... Это пятнистая, неровная драма, в которой вся начальная фаза, представляющая программу базовой подготовки в гладиаторской школе, является живой, захватывающей и выразительной, какой бы исторической она ни была, а средняя фаза претенциозна и утомительна, потому что она сфокусирована на тупой политической борьбе...Видимо, слишком много людей, слишком много поваров вертели свои черпаки в этом тушеном мясе, и в итоге получилась романтическая мешанина на тему странного эпизода из древней истории." 

Наиболее всеобъемлющую, пожалуй, оценку фильму дал Роджер Эберт. В рецензии 1991 года он поставил фильму 3 звезды из 4-х возможных. Он отметил неизбежный и присущий почти всем историческим фильмам недостаток, заключающийся в том, что изначально доминирующий визуальный компонент - грим, костюмы, декорации - с течением времени устаревает. И то, что в момент выхода фильма на экраны вызывает восхищение зрителей, спустя 30 лет может вызвать смех. Кроме того, Эберт отметил: "Пожалуй, самый интересный элемент "Спартака" - это его скрытые политические аллюзии. Фильм о революции ясно отражает упадок паразитических высших классов и превосходство моральных устоев рабов. Но в конце Спартак, как и Иисус, умирает на кресте. В последней сцене его жена стоит под ним и держит их ребенка, говоря: «Он будет жить как свободный человек, Спартак». Всё это так. Но свобода младенца была дарована ему не по его праву, а по доброжелательности старого добросердечного Гракха. Сегодня этого было бы недостаточно."  

Оценку фильма "Спартак" кинозрителями отражают следующие данные. При бюджете в 12 миллионов долларов его кассовые сборы составили 90 миллионов долларов. Причем, 60 миллионов из них были получены за пределами США. И, возможно, наибольший вклад в этот финансовый успех фильма Стэнли Кубрика сделали советские кинозрители, поскольку 63 миллиона наших соотечественников посмотрели фильм в кинотеатрах (в том числе и мы с пацанами). Что касается оценок современных кинозрителей, то 67% пользователей IMDB и Кинопоиска поставили этому фильму оценки от 8 до 10.

С учетом сказанного выше, рейтинг фильма Стэнли Кубрика "Спартак" по версии FilmGourmand'а составил 8,194, что позволило ему занять 478-е место в Золотой Тысяче.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.