filmgourmand

filmgourmand 8 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категория:

36 лет Покаянию

30 июня 1984 года на грузинском телевидении был показан фильм Тенгиза Абуладзе «Покаяние».

Тенгиз Абуладзе начал думать о фильме в начале 1970-х годов. При этом он отдавал себе отчёт, что снять этот фильм в условиях господства коммунистической, тоталитарной идеологии вряд ли удастся. Но, как говорится, было бы счастье, да несчастье помогло. Почти смертельная автомобильная авария в начале 1980-х годов привела Абуладзе к мысли, что, если он не начнет снимать фильм немедленно, он может не начать съемки никогда. А это было время, на минуточку, позднего Брежнева, затем Андропова, затем Черненко. На ветровом стекле практически каждого автомобиля красовалось фото Сталина.

Согласно Фёдору Раззакову «Фильм был запущен в производство в 1981 году, причем без ведома Госкино СССР и на деньги грузинского Совета Министров (а команду на эту финансовую операцию отдал лично глава республики Эдуард Шеварднадзе)» - Ф.Раззаков «Гибель советского кино. Тайны закулисной войны. 1973—1991». — М.: Эксмо, 2008.

Далее, во время съемок фильма актер Гега Кобахидзе, который должен был играть Торнике, был арестован за участие в захвате рейса Аэрофлота 6833 (19 ноября 1983 года) из Батуми в Киев и расстрелян 3 октября 1984 года. По тогдашним законам даже хранение пленки с записью государственного преступника могло повлечь серьёзный тюремный срок. И Абуладзе был вынужден уничтожить отснятый с Кобахидзе материал. Производство было временно приостановлено и возобновлено спустя несколько месяцев, когда Мераб Нинидзе заменил Кобахидзе. 

Фильм был закончен в 1984 году (самые глухие годы правления Черненко). Он был показан только один раз, а затем положен на полку. В упоминаемой выше книге Фёдора Раззакова приведены воспоминания оператора фильма М. Аграновича, что как только Шеварднадзе, назначенный благодаря Горбачёву Министром иностранных дел СССР в июле 1985 года, переехал в Москву, «были арестованы копии: нашелся предлог – кто-то распространял кассеты по Тбилиси. Ходили по квартирам с обысками, изымали кассеты, и этот разгул продолжался полгода или больше, пока не вмешался Союз кинематографистов. Потом Резо Чхеидзе привез копию в Москву Элему Климову, и тот сумел решить судьбу картины в более высоких инстанциях…» 

В 1987 году, благодаря новым политическим веяниям, связанным с Михаилом Горбачевым, фильм был выпущен снова во всем Советском Союзе и на кинофестивалях в западных странах.  И фильм тут же попал на Каннский кинофестиваль, где был номинирован на Золотую Пальмовую Ветвь. Главный приз фестиваля фильму Абуладзе не достался: жюри под председательством Ива Монтана и членом которого был Элем Климов, отдало предпочтение французскому фильму Мориса Пиала «Под солнцем Сатаны». Насколько неоднозначным было такое решение жюри, причём, единогласное, свидетельствует такой факт. Во время вручения Золотой Пальмовой Ветви Морису Пиала публика начала свистеть, в ответ на что режиссёр, подняв кулак, сказал: «Вы мне тоже не нравитесь.»

Но фильм «Покаяние» без награды фестиваля не остался. Тенгиз Абуладзе был удостоен Гран-при жюри за режиссуру. Причём, это решение жюри приняло тоже единогласно.

В начале следующего, 1988-го, года фильм «Покаяние» был номинирован на американскую премию «Золотой Глобус» в номинации лучший фильм на иностранном языке, но предпочтение было отдано шведскому фильму Лассе Хальстрёма «Моя собачья жизнь». Компанию «неудачников» фильму Тенгиза Абуладзе составили «До свидания, дети!» Луи Маля, «Жан де Флоретт» Клода Берри и «Очи чёрные» Никиты Михалкова. В какой-то степени объяснение такому решению можно найти в рецензии кинообозревателя одной из ведущих американских газет – The Washington Post – Хола Хэнсона, который в своей рецензии заявил, что значение «Покаяния» «как социального и исторического документа намного превосходит его ценность как произведения искусства.»

После очевидного международного успеха фильм «Покаяние» был удостоен грандиозного признания на родине – в Советском Союзе. На первой церемонии вручения только что учреждённой премии Российской академии кинематографических искусств, которая только через год начала называться «Ника», фильм победил в 6 номинациях, в том числе главнейших: как лучший фильм и за лучшую режиссуру. Абуладзе был награжден орденом Ленина, и он сопровождал Горбачева во время его первого официального визита в Нью-Йорк в 1988 году. 

Но! Вскоре советские власти снова запретили фильм, правда, неофициально. Ещё бы! Ведь в образе Варлама Аравидзе, городского головы, зритель легко угадывает черты одновременно Муссолини и Сталина, Берии и Гитлера. В какой-то степени можно считать, что этот запрет действует до сих пор, поскольку в 2019 году в дни хоть и полукруглого – 35 лет – но всё-таки юбилея выхода картины на экраны, ни один федеральный телеканал не вспомнил про этот фильм. Понятно, какие исторические деятели в чести у нынешних российских властей.

Не случайно Ф.Раззаков, слывущий в литературных кругах «жёлтым» журналистом и конъюнктурщиком, в своей книге, цитированной выше, написал про «Покаяние»: «Это был не только единственный за последние 20 лет антисталинский фильм, но, главное, фильм концептуальный, подававший тему репрессий как версию либералов, где утверждалось, что сталинская система – это инкубатор по выведению патологических злодеев и монстров.»

Интересно, а как в Грузии был отмечен 35-летний юбилей картины?

Современные кинозрители весьма высоко оценивают фильм Тенгиза Абуладзе. Более 74% пользователей IMDB и Кинопоиска по всему миру поставили фильму оценки от 8 до 10, при том, что 40% пользователей поставили картине максимальные 10 баллов.

По версии FilmGourmand’а «Покаяние» имеет рейтинг 9,192 и занимает 119-е место в Золотой Тысяче.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию